Лебедихутор краснодарского края

Проза и поэзия нашего края

Байка двадцать пятая, про «рэпаного» казака «гильдейского» и его гостевание в российской столице

Был у нашего деда Игната родич, не кровный, но весьма близкий – родной брат мужа материной сестры Никита Фоменко, или, как он сам себя величал – Мыкыта Хвомэнко. По нынешним понятиям – десятая вода на киселе, ну может, пятая, но в те времена – хоть и «через дорогу навпрысядку», но – родич, дядько Мыкыта.

Байка двадцать четвертая, про хорунжего князя Дядянина, да про станичника Степана Стеблину и про службу их царскую

Из командиров императорского конвоя дед Игнат больше всех других вспоминал ближайшего к рядовым казакам офицера – хорунжего князя Дядянина. Титулованные офицеры в казачьем конвое попадались редко – командирами конвоя бывали и графы, и бароны, а пониже – в основном выходцы из полков Кубанского казачьего войска.

Байка двадцать третья, про службу и охоту царскую, да про самого царя-батюшку

Про службу свою, в полном смысле "царскую", дед Игнат рассказывал охотно и с интересом – считал, что именно та служба и была главным событием его жизни. Но вспоминал не ход ее и последовательность, а отдельные случаи, пусть не столь важные, но запомнившиеся. И рассказы его о той службе звучали для нас как одна длинная байка…

Байка двадцать вторая, про самурские казармы и отбор казаков в императорский личный конвой

Службу царскую наш дед Игнат начал в Катеринодаре, в тех самых Самурских казармах, в которых почти через полвека принимал присягу и я, его внук. Как-то посетив меня спустя месяцев пять-шесть после призыва, дед и просветил меня по этому интересному для нас факту. После Великой Отечественной войны в этих казармах располагалось артучилище, куда я попал вместе с одноклассником Жорой Олейничем...

О службе казачьей, то веселой, то мрачной

Вторая часть замечательных самобытных баек деда Игната (Дмитрия Игнатьевича Радченко). В этом разделе речь пойдет о службе казаков у царя-батюшки.