Лебедихутор краснодарского края

Проза и поэзия нашего края

Байка шестнадцатая, «дюжэ сумнительна» – про странствие батьки касьяна в святую землю и про то, что с тем было связано

Ближе к старости батько Касьян подружился со станичным попом – отцом Димитрием и часто с ним чаевничал, а по праздникам, бывало, и бражничал, баловался скромной трапезой, как говаривал тот священник, укрепляя дух и грешную плоть… «Батько Мытро», как его именовали станичники, был из себя мужчина видный, – рослый, плечистый, с могучими руками и дремучими патлами.

Байка пятнадцатая, про «водопхай», благодатные травы и овощи, про борщ – Царь-еду, а также про «бикет», что умным дуракам – школа

– А щэ про моего батька ходыв слушок, что якшается он с нечистой силой, – улыбаясь, говаривал дед Игнат и тут же отмахивался рукой от того «слушка», – то всэ брэхня и бабськы нэдодумки! Просто вин був людына пытлыва и хытроумна, нэ в прымир нам, остатьным чоловьягам…

Байка четырнадцатая, про Белого царя, да про высочайшее его пребывание в землях наших благодатных

До Бога, говорят, высоко, а до царя – далеко, да только далекое, бывает, приближается. Жил себе был наш российский «белый», как тогда его называли, царь в заоблачном Петербурге, да и надумал явиться на благословенную Кубань – верных своих казачков посмотреть, да и себя показать, а то мало ли чего, еще не поверят, что есть он, тот царь, в натуре…

Байка тринадцатая, про клады и сокровища, попову пуговку, да про салотовку царя Соломона

Однажды дед Игнат посетовал, что в последнее время что-то ни­чего не слышно про клады, да про найденные или, наоборот, ненайден­ные сокровища: "Чи, можэ йих вси пооткопалы и шукать ничого... А в старовыну йих, тих кладив, було, як бдчжол..."

Байка двенадцатая, про коня Мальчика, Стасов железный трофей и просто про коней, их красоту былую и бесславный конец

И был у Касьяна младшего, батьки нашего деда Игната, любимый конь по имени Мальчик. Умная такая коняка, и статью приглядная и хозяину верная. Задолго до начала службы Касьян старший вручил сыну-подростку повод молодого жеребчика, сказав Касьяну младшему, что этот воронок – его. Люби, мол, его, дружи с ним, ибо это твой боевой друг и товарищ, тебе с ним переносить все тяготы будущей службы.