Лебедихутор краснодарского края

Байки деда Игната о том, как жили когда-то...

Эти семейные предания — порой забавные, порой странные, но всегда очень правдивые («дед Игнат брехать не станет!…»), в чем и есть их главные достоинства и ценность — являются, видимо, той нитью, что связывает воедино несколько поколений кубанского рода Радченко. Это такая красота, что мы не могли не поделиться ею с читателями. На сайте будут опубликованы все байки — они того заслуживают. Вот она, настоящая народная культура — и не умершая, не оставшаяся где-то далеко позади сегодняшнего дня, а живая, развивающаяся!…

Рассказывал байки в 1930-х годах Дмитрий Игнатьевич Радченко (тот самый «дед. Игнат» — так звали его в семье). Он родился в 1879 году в станице Старонижестеблиевской. Из казачьего рода, обосновавшегося на Кубани при Екатерине II. Cлужил в Собственном. Конвое Его Императорского Величества Николая II. Умер в 1956 году. Записал же всё через много лет его внук — Виталий Григорьевич Радченко, приведя в письменную форму устные предания, слышанные в детстве. Это огромный труд: около 200 страниц, с сохранением стиля рассказчика и самого аромата прежней жизни на каждой!…

Отдельное спасибо праправнучке «деда Игната», Софии Пономаревой — это благодаря ее стараниям байки были сохранены и опубликованы.


Байка десятая, про год невезучий, семерых Касьянов, и про все такое прочее

Не все проказы и шалопайства братьев-касьяновичей кончались благополучно. Бывало всякое. Как говаривал дед Игнат, не все коту масленица, бывает и великий пост, не все собаке в рот, бывает и в лоб… А на всякую удачу бывает своя незадача.

Байка одиннадцатая, про то, как свадьбу справляли и совершали на той свадьбе-женитьбе веселые нелепости

Одной из любимых баек деда вашего деда, внуки мои ненаглядные, была байка о том, какими проказами отметили как-то братья-Касьяновичи свадьбу своего старшего друга и даже родни – того самого Сашка, которому бабка-шептуха "переполох" выливала – он был сыном кума Тараса. Вот только кому тот кум приходился крестным, – про то дед Игнат не ведал. Кум, да и все...

Байка двенадцатая, про коня Мальчика, Стасов железный трофей и просто про коней, их красоту былую и бесславный конец

И был у Касьяна младшего, батьки нашего деда Игната, любимый конь по имени Мальчик. Умная такая коняка, и статью приглядная и хозяину верная. Задолго до начала службы Касьян старший вручил сыну-подростку повод молодого жеребчика, сказав Касьяну младшему, что этот воронок – его. Люби, мол, его, дружи с ним, ибо это твой боевой друг и товарищ, тебе с ним переносить все тяготы будущей службы.

Байка тринадцатая, про клады и сокровища, попову пуговку, да про салотовку царя Соломона

Однажды дед Игнат посетовал, что в последнее время что-то ни­чего не слышно про клады, да про найденные или, наоборот, ненайден­ные сокровища: "Чи, можэ йих вси пооткопалы и шукать ничого... А в старовыну йих, тих кладив, було, як бдчжол..."

Байка четырнадцатая, про Белого царя, да про высочайшее его пребывание в землях наших благодатных

До Бога, говорят, высоко, а до царя – далеко, да только далекое, бывает, приближается. Жил себе был наш российский «белый», как тогда его называли, царь в заоблачном Петербурге, да и надумал явиться на благословенную Кубань – верных своих казачков посмотреть, да и себя показать, а то мало ли чего, еще не поверят, что есть он, тот царь, в натуре…