Лебедихутор краснодарского края

Байки деда Игната о том, как жили когда-то...

Эти семейные предания — порой забавные, порой странные, но всегда очень правдивые («дед Игнат брехать не станет!…»), в чем и есть их главные достоинства и ценность — являются, видимо, той нитью, что связывает воедино несколько поколений кубанского рода Радченко. Это такая красота, что мы не могли не поделиться ею с читателями. На сайте будут опубликованы все байки — они того заслуживают. Вот она, настоящая народная культура — и не умершая, не оставшаяся где-то далеко позади сегодняшнего дня, а живая, развивающаяся!…

Рассказывал байки в 1930-х годах Дмитрий Игнатьевич Радченко (тот самый «дед. Игнат» — так звали его в семье). Он родился в 1879 году в станице Старонижестеблиевской. Из казачьего рода, обосновавшегося на Кубани при Екатерине II. Cлужил в Собственном. Конвое Его Императорского Величества Николая II. Умер в 1956 году. Записал же всё через много лет его внук — Виталий Григорьевич Радченко, приведя в письменную форму устные предания, слышанные в детстве. Это огромный труд: около 200 страниц, с сохранением стиля рассказчика и самого аромата прежней жизни на каждой!…

Отдельное спасибо праправнучке «деда Игната», Софии Пономаревой — это благодаря ее стараниям байки были сохранены и опубликованы.


Байка двадцать четвертая, про хорунжего князя Дядянина, да про станичника Степана Стеблину и про службу их царскую

Из командиров императорского конвоя дед Игнат больше всех других вспоминал ближайшего к рядовым казакам офицера – хорунжего князя Дядянина. Титулованные офицеры в казачьем конвое попадались редко – командирами конвоя бывали и графы, и бароны, а пониже – в основном выходцы из полков Кубанского казачьего войска.

Байка двадцать пятая, про «рэпаного» казака «гильдейского» и его гостевание в российской столице

Был у нашего деда Игната родич, не кровный, но весьма близкий – родной брат мужа материной сестры Никита Фоменко, или, как он сам себя величал – Мыкыта Хвомэнко. По нынешним понятиям – десятая вода на киселе, ну может, пятая, но в те времена – хоть и «через дорогу навпрысядку», но – родич, дядько Мыкыта.